ФОРУМ ВЕРТОЛЕТЧИКОВ

Объявление

ВНИМАНИЕ!!!!!!!!!!!!!!!! ЕСЛИ ВЫ ЗАРЕГИСТРИРОВАЛИСЬ И НЕ МОЖЕТЕ ВОЙТИ ПИШИТЕ НА АДРЕС, kirill83s-pb@mail.ru ПРОБЛЕМУ РЕШИМ В ТЕЧЕНИЕ СУТОК. С УВАЖЕНИЕМ, АДМИНИСТРАЦИЯ ФОРУМА ВЕРТОЛЕТЧИКОВ.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



ТАДЖИКИСТАН

Сообщений 31 страница 60 из 60

31

Интересно, что они чувствовали, когда улыбались на этой экскурсии? :'(

С уважением,

Отредактировано Анатолий (2008-11-12 16:37:02)

0

32

Анатолий,  :mad: - теперь придется убирать фото.
Ведь предполагалось обсудить вертолет, а не поведение незнакомых нам людей  %-)

0

33

Может, чего-то не понял, а где это "Путешествие на Нурек"?

0

34

Так где-же 24ка , покажите.... :dontknow:

0

35

Уважаемые форумчане, вертолётчики! Нужна Ваша помощь в работе над моделью Ми-8мтв2. Подробнее по ссылке http://vertoletciki.forumbb.ru/post.php?tid=341

0

36

Утро12 апреля 1994 года, сегодня вылетаем в Душанбе. Погода солнечная, снег уже растаял, но земля еще не подсохла и довольно прохладно. На аэродроме суета как в день авиации, когда происходит показ авиатехники. Народу много: жены, дети, друзья, родственники. Всматриваюсь в лица – такой тоски как при проводах в Афганистан нет, люди улыбаются, шутят. Проверяю багаж - это почти весь мой архив, говорят там туго с документацией.  Все три ящика из под авиационного оборудования загружаем в вертолет. В 10-00 восемь вертолетов МИ - 8 взлетают и берут курс на аэродром Ефремов Тульской области. В Ефремове нас уже ждет ИЛ-76. Пересадка, пару часов томимся в ожидании «добра» на вылет, из самолета никого не выпускают, но вот «добро» наконец получено  и   мы уже летим в Душанбе. Мы это летный и инженерно-технический состав 2-й эскадрильи  ОБВП, расположенного в городе Курске. Вообще - то инженер 2-й эскадрильи Сан - Саныч, но ему через месяц на пенсию, поэтому вместо него лечу я - инженер первой.
         В Душанбе прилетаем около 11 часов вечера, тепло, дует приятный теплый ветерок. Стоянка освещается прожекторами, вся остальная территория в темноте, даже не верится, что это большой международный аэропорт, которые всегда залиты светом и наполнены гулом авиационных двигателей и стремящегося улететь народа. Выгружаем имущество и томимся в ожидании транспорта. Через 2 часа приезжают машины. Грузим свои нехитрые монатки, и в сопровождении 2 БТР отправляемся к месту базирования. Едем по городу – город пуст.  Центральные аллеи освещены редкими фонарями, улицы широкие, в домах редко где светятся окна. Ближе к окраине вдалеке слышны выстрелы. Странное чувство, как будто все это я вижу по телевизору. Через час прибываем к месту базирования 41- й ОБВЭ - это аэродром Гиссар, расположенный в поселке Ай-ни в 23 км от Душанбе. В советское время здесь базировался десантный полк, а когда начались  события в Афганистане вблизи аэродрома был создан завод по ремонту МИ-24.
          Размещаемся в старых казармах десантного полка – в одной казарме штаб, летный и ИТС  во второй штаб, командование ОРАТО и солдаты. Рядом с казармами новое трехэтажное здание в котором  располагается батальон МО РТ, посредине между нами и таджикам огромный плац.
           В двух комнатах поэкипажно расположились летчики штурманы и бор-товые техники в одной обслуживающий ИТС и еще в одной ТЭЧ. Немного тесновато, но жить можно. В комнатах поменьше расположились штаб, оружейная комната, комната дежурного по части на входе, формулярная и комната командира и замов, еще одна небольшая комната достается мне и начальнику ТЭЧ. В комнатах кроме солдатских кроватей ничего нет. Недолгий сон и начинаем знакомиться с районом базирования и техникой.
         Принимаем вертолеты - они в плачевном состоянии, налет большой, а уход слабый. Покрышки изношены более чем на 70%, несколько вертолетов простаивают по выработке ресурса агрегатов, двигатели грязные, в группах обслуживания скопилось огромное количество неисправных агрегатов и тех, которые выработали ресурс, запасных частей практически нет. По хорошему надо бы прекратить полеты на недельку и привести технику и вооружение в порядок, но сделать этого никто не даст так как нужно обеспечивать задачи 201 МСД и Коллективных миротворческих сил, поэтому наводить порядок приходится не прекращая полетов. Первый месяц пока еще не было сильной жары работали по 14-16 часов, с июня перешли на другой график.
        Распорядок дня примерно такой:
• Подъем в  3-4 часа утра
• Подготовка разведчика погоды, почтового вертолета и вертолетов по заявкам штаба КМС и штаба 201 МСД   4-6 часов утра
• Постановка задачи на день командиром 6-30 - 7-00
• Вылеты на задание зачастую начинаются с 5 утра
• Завтрак если получится в 8-9 часов
• Работа на технике с 9 до 11-12 часов, пока техника не накалится до обжигающей температуры
• Работа в помещениях и обед 12-17 часов, в этот же период встречаем прилетающие вертолеты, готовим повторные вылеты
• После возвращения вертолетов, солнце уже не такое палящее, делаем послеполетную подготовку и работаем по плану приведения вертолетов в божий вид
• Возвращаемся с аэродрома поздно,  ужинаем и отдыхаем
• Спать ложимся рано – завтра опять ранний подъем
             Измором беру штаб авиации сухопутных войск Московского военного округа, под угрозой остановить полеты требую  поставок запасных частей и агрегатов. Звоню каждый день, и вот через месяц первый результат – получаем большую партию покрышек. Обновляем резину на 70% парка вертолетов, командир на радостях устраивает аэродромные полеты с полигоном.
             Десантный полк, который базировался на территории, которую заняли мы жил с комфортом. На территории даже имелся 25-ти метровый бассейн, который на момент нашего приезда превратился в грязную яму с мусором. Решаем привести его в порядок. Все свободные от полетов и подготовки к ним две недели убирали мусор, очищали от грибка и штукатурили бассейн. Починили 2 гидранта, по которым подводится вода. Наконец бассейн наполнен водой и жара больше не страшна. Две недели мы блаженствовали, а потом вдруг вода стала мутной и появился неприятный запах. Оказалось из командировки вернулся таджикский батальон, они очень обрадовались, что бассейн заработал и начали стирать в нем обмундирование. После этого мы еще раз пытались привести бассен в порядок, заменили в нем воду, но объяснить таджикам, что это не место для стирки так и не удалось поэтому в скором времени он превратился в болото, а потом воду пришлось из него слить чтобы не разводить комаров.
            16 мая открыли счет крупным неприятностям:
       ДПМУ произошла авария вертолета МИ-8МТ, пилотируемого начальником разведки части, летчиком 1-го класса подполковником Хвостиковым Е.В. Эки-паж  выполнял задачу по перевозке почты по маршруту: Гиссар – Куляб – Кур-ган-Тюбе – Нурек – Гиссар.  При заходе на посадку на стадионе одной из воинских частей в населенном пункте Куляб в момент зависания над центром площадки на высоте 15 – 20 метров вертолет начал самопроизвольный разворот влево.  На действия экипажа по остановке вращения вертолета и ухода на второй круг вертолет не реагировал.  В  процессе воронкообразного вращения вертолет выполнил 3 оборота и первоначально ударился ЛНВ о землю с углом тангажа – 15о, с правым креном 6о  и шагом НВ 10о, что подтверждается данными объективного контроля (падением частоты вращения несущего винта, синхронным изменением угла крена и тангажа), следами ударов ЛНВ о землю, характером скручивания хвостового вала инерционным моментом рулевого винта. В последующем движении вертолет с правым креном и небольшим углом на кабрирование ударяется о перекладину футбольных ворот хвостовой балкой в районе обтекателя ДИСС – 15 и далее лопастями рулевого винта колесом правой стойки шасси и носовой частью фюзеляжа о землю. В дальнейшем под действием инерционных сил, момента тяги рулевого винта, энергии амортизатора правой стойки шасси вертолет разворачивается влево на 180о и сталкивается с поверхностью земли левой стороной кабины и левой основной стойкой шасси.   Подкосы  левой стойки при этом не выдерживают удара и вместе с колесом подламываются под фюзеляж, а хвостовая балка отделяется по 2-4 шпангоутам. Экипаж отделался синяками и царапинами, а вот вертолет восстановлению не подлежит.
         Собирается все высокое начальство КМС, и начинаются уговоры пообещать восстановить вертолет. За это в свою очередь обещают золотые горы, главное, чтобы вертолет сделал хотя бы один полет, а потом дескать мы его спишем. Но это мы уже проходили, по опыту знаю, что этого делать нельзя, поэтому тщательно осматриваю вертолет и составляю подробную ведомость дефектов и неисправностей. При этом картина становится еще более удручающей. Отдаю ведомость генералу он хоть и летчик, но скрипнув зубами понимает, что «медицина тут бессильна».
       Пилот валит на  отказ техники, якобы вертолет стал на посадке неуправляемым, поэтому для выяснения подлинной причины аварии приходится вызывать из Москвы летающую лабораторию.
      Вместе с летающей лабораторией прилетает главный инженер авиации сухопутных войск МВО полковник Никонов Сергей Николаевич очень грамотный и приятный во всех отношениях человек. Поначалу получаю от него нагоняй, но позже, когда он разобрался с обстановкой отношения становятся деловыми и ровными. Летающая лаборатория работает неделю. Тщательно расшифровываются пленки САРП-12, выкладываются обломки вертолета. Никак не удается найти большой фрагмент лопасти рулевого винта и постепенно пилоты начинают поговаривать о том, что рулевой винт видимо разрушился при заходе на посадку, но данные объективного контроля и характер разрушений говорят о другом. В очередной раз прочесывая территорию решаю заглянуть в расположенные вблизи стадиона казармы и штаб пехотного полка, чтобы поговорить с народом, может кто-нибудь что-либо видел во время посадки вертолета. Командира полка нет на месте и я захожу к замполиту, и о чудо у него на столе лежит наш недостающий фрагмент РВ. Оказывается его подобрали солдаты, а замполит забрал его себе в качестве сувенира. Разговоры о разрушении РВ прекращаются сразу, так как очевидно, что он разрушился от удара. Через 10 дней летающая лаборатория оглашает причину – неграмотные действия командира экипажа подполковника Хвостикова Е.В. при заходе на посадку. Технари взды-хают с облегчением – нашей вины нет.
      Разбираем машину до винтика и все, что можно увозим на базовый аэро-дром «Гиссар».

http://s19.radikal.ru/i192/1106/10/34c89cc99b00.jpg                      http://s61.radikal.ru/i172/1106/28/91837331f97a.jpg

http://s015.radikal.ru/i333/1106/e7/99159020d928.jpg            http://i035.radikal.ru/1106/6c/3bb813d87b10.jpg

http://i012.radikal.ru/1106/2c/838aad1a4c8a.jpg

Отредактировано Сергей Гатилов (2011-06-04 16:32:04)

0

37

28 июля 1994 года днем в простых метеоусловиях произошла поломка вертолета МИ-8МТВ-2, пилотируемого командиром звена летчиком первого класса майором Черемисовым А.Д.
              Экипаж выполнял задачу по рекогносцировке и подбору посадочных площадок на озерах Искандер-Куль и Сарез. На площадке у озера Искандер-Куль (Н площадки = 2150 метров) в 10 часов 45 минут была высажена рекогносцировочная группа. Площадка имеет минимальные размеры, представляет собой участок дороги возле моста через реку, вытекающую из озера, вблизи расположено препятствие в виде высоковольтных проводов низко провисающих над водой. Вертолет на дороге мешал проезду наземного транспорта, поэтому было принято решение о перелете на другую площадку.
             При выполнении взлета, командир вертолета не учел все факторы, влияющие на вертолет во время взлета, в результате вертолет произвел вынужденную посадку на мост через реку, вытекающую из озера. При посадке у вертолета были повреждены: подкос правого шасси, хвостовая опора, лопасти рулевого винта, обтекатель ДИСС-15, накопитель САРПП-12, рупорная антенна высотомера, створки грузового люка, оба подвесных топливных бака, полностью выведен из строя керосиновый обогреватель КО-50 и поисковый прожектор.
              Причина: неграмотные действия командира звена майора Черемисова А.Д., выразившиеся в выполнении взлета без учета влияния ветра, высоты площадки и высокой температуры наружного воздуха, а также минимальных размеров площадки и близко расположенного препятствия.
           Меня с группой ИТС забросили к месту аварии. Пять суток находились на альпинистской базе в горах Памира в 220 км от Душанбе. База расположена на берегу озера Искандер-Куль. Высота над уровнем моря 2150 метров.  По легенде это озеро образовалось, когда по ущелью проходило войско Александра Македонского. Произошел обвал, который перекрыл высокогорную речушку. В Советское время отсюда осуществлялись высокогорные восхождения на знаменитые Памирские  семитысячники (пик коммунизма, пик Корженевской, пик Ленина), прокладывались туристские маршруты, да и просто отдых на самой базе был замечательным. Теперь ничего этого нет. База медленно умирает. Зарастают травой и кустарником дорожки, территория захламляется камнями, скатывающимися с гор, ветшают коттеджи.
           Нас 6 человек и мы должны  восстановить вертолет МИ–8 МТВ-2, который летчик умудрился посадить прямо на середину на моста через реку, вытекающую из озера Искандер-Куль. При посадке вертолет сильно поврежден. Правая стойка шасси висит на перилах моста над водой, а левая и передняя на-ходятся на середине моста. Пробит правый топливный бак, повреждены КО-50, хвостовая опора, ДИСС-15, множественные пробоины обшивки фюзеляжа и  хвостовой балки, деформированы антенны и порваны электрожгуты, левой нижней части фюзеляжа, сильно повреждены лопасти рулевого винта от удара о перила моста. Пилоту еще повезло, возьми он на пол метра правее или на полтора метра левее и бушующий поток горной реки не оставил бы ни от вертолета, ни от пассажиров и экипажа живого места. Двумя километрами ниже по течению водопад высотою метров 40, температура воды при этом 16 0 С. Скорость течения такая, что руку невозможно удержать против потока. 
             Красоты кругом сказочные. Отвесные скалы с одной стороны уходят прямо в воду, склон горы сверкает и искрится на солнце красноватыми блестками – это вкраплины граната. Говорят раньше его здесь добывали. Июль месяц, и на солнце днем температура за 40 0 С. Там, где расположена альпинистская база лес из тополей и заросли кустарников, здесь приятная прохлада в тени деревьев.
            Работаем с пяти утра и часов до 10 -11, пока дюраль обшивки вертолета позволяет прикасаться к себе без ожогов, потом отдыхаем до 17 – 19 часов и снова работаем до «темнадцати». Вечером расслабляемся в процветавшем когда-то кафе, расположенном прямо на берегу озера. Место по сравнению с нашим местом базирования просто рай. Несмотря на сказочные красоты здешних мест все уже порядком надоело, устали от невыносимой жары и недостатка кислорода.
           Вертолет  к перелету на базовый аэродром мы уже собственно подготовили, ждем только, когда привезут рулевой винт и приедет большегрузный кран, чтобы снять вертолет с моста.
           Периодически появляется местное мужское население. Приходя группами от двух до пяти человек. Враждебности не проявляют,  спрашивают только скоро ли мы уберем вертолет с моста, так как он перекрыл единственную дорогу к трем довольно большим высокогорным селам. Пройти к ним по мосту можно, а вот проехать никак.  Наши вертолеты они знают.  Мы часто привозим гуманитарную помощь, увозим беженцев, привозим переговорщиков, поэтому ссориться с нами им не выгодно.   Трудности и у пастухов, овцы никак не хотят идти по узкому проходу, оставшемуся  между основными колесами шасси вертолета и перилами моста, и только после длительных усилий нашей группы и пастухов, удается переправить отару с одного берега реки на другой. В общем местное население относится к нам довольно доброжелательно. Прошло всего лишь три года с момента развала  Союза, а население в горах уже успело изрядно пообноситься. Работы нет, живут натуральным хозяйством. Если прокормиться еще как-то можно, то одежду и  обувь взять негде. Особенно сложно с обувью. У одного из пастухов на ногах подобие сандалий, подошва вырезана из старой автомобильной покрышки, привязывается  к ногам веревками.
           Утром четвертого дня привозят рулевой винт, крана нет. Руками    вертолет с моста не снимешь сколько бы не было этих рук. Принимаем решение просить  кран у Таджиков. В 40 км от озера находится горный комбинат. В советское время на комбинате работали в основном русские, для них и был построен поселок. Как и почти все предприятия в Таджикистане   комбинат не работает, но жилой поселок и почти вся инфраструктура сохранились. Отправляюсь на комбинат с очередной подошедшей к мосту машиной, которая не смогла проехать к высокогорным селам через мост.
           Как ни странно руководство комбината на месте. Меня вежливо выслушивают кивают головой, но помочь не берутся – нет дизельного топлива. Предлагаю заправить автомобили керосином с вертолета. Договариваемся, что на дорогу к месту аварии вертолета они как - нибудь наскребут солярки, а для работы и на обратный путь я заправлю им полные баки керосина. На всякий случай договариваюсь о двух кранах, потом оказалось это очень разумным. Краны придут на следующее утро и надо подумать о том как мне сегодня преодолеть 40 км назад к месту вынужденной посадки вертолета. Решаю, что лучше всех эту проблему сможет решить милиция и отправляюсь в местное отделение.
         Отделение милиции похоже на маленькую крепость. Здание одноэтажное, вокруг него мешками с землей выложен брусвер  высотой метра полтора. В брусвере сделаны амбразуры для стрельбы.  Продумана оборона, если учесть, что вокруг здания открытое пространство, довольно грамотно.
           Входная дверь открыта, но имеется вторая в виде решетки. На посту стоит, вернее сидит на табуретке и дремлет сержант с автоматом. Представляюсь и прошу проводить меня к командиру. Сержант долго пытается дозвониться по телефону, потом выглядывает в коридор и кричит - зовет кого-то. На крик выходит начальник местной милиции  капитан – таджик лет 32 и приглашает к себе в кабинет.   Беседа затягивается, капитан постоянно вызывает к себе подчиненных, дает указания, отвечает на телефонные звонки, атмосфера немного натянутая из-за того, что я ни слова не понимаю по-таджикски. Примерно через час Искандер, так зовут капитана, предлагает пойти пообедать, я пытаюсь отказываться, мотивируя тем, что мне  нужно как можно быстрее попасть к месту поломки вертолета, но он настаивает говоря, что машины раньше чем через час все равно не будет.
            Обедаем в столовой комбината - довольно симпатичном помещении. Стол  накрыт на свежем воздухе под навесом. Рядом большое дерево, недалеко река от которой веет приятной прохладой. Угощают традиционным пловом (когда только успели приготовить), много овощей, фрукты ну и конечно водка. На жаре водка не лезет в горло, но приходится пить, отказаться значит обидеть. Обед длится уже больше часа и хотя Искандер приятный и грамотный собеседник чувствую себя неважно. Ощущение такое, что он тянет время, тяготит неизвестность и  невозможность что-либо предпринять. Наконец обстановка проясняется, подъезжает «Москвич» из него выходит старший лейтенант – зам. на-чальника милиции, быстро докладывает   что-то капитану, тот улыбается и облегченно вздыхает. Оказывается они делали обо мне запрос в Душанбе, где через КГБ и штаб коллективных миротворческих сил успели выяснить обо мне  все,  что хотели.
        Искандер едет со мной к месту аварии, скорее всего из любопытства. Вполне естественно, что с персоналом базы и хозяином кафе он хорошо знаком, поэтому боевое содружество закрепляем до самого утра.
        Утром в 9-00  приходят два крана с комбината. Оказалось, что грузоподъем-ность каждого из них немного меньше веса вертолета, Грузоподъмность одного = 15 тонн, поэтому два как раз впору. Двумя кранами осторожно снимаем вертолет с перил и ставим его на середину моста, другие манипуляции двумя кра-нами невозможны. Вертолет уместился впритык, основные колеса находятся на пешеходных дорожках моста. Одним из кранов осторожно буксируем вертолет на правый берег реки. Основная часть операции завершена, к этому времени прилетает вертолет с базового аэродрома, привозит летчиков.
        Навесить рулевой винт и лопасти несущего винта для опытных технарей под руководством начальника ТЭЧ майора Е.К.Ушакова  пара пустяков. Через час вертолет готов к вылету. Перегоняет его зам. командира эскадрильи по летной подготовке – майор А. Залевский, опытный и грамотный летчик. На всякий случай никого больше в вертолет не сажаем. Взлет действительно сложный. Взлетать приходится в узком проходе между мостом и скалой, рядом проходит высоковольтная линия, да еще фактически сразу над рекой, где резко уменьшается подъемная сила. Этот фактор не учел летчик, посадивший вертолет на мост. Взлет проходит нормально, вертолет уходит на базу.
       Мы прощаемся с Искандером, начальником турбазы и работниками кафе с которыми успели подружиться. Искандер притащил в качестве презента живого барана, загружаем его в вертолет и забираем с собой – будет отличный шашлык
       Вряд ли довелось бы увидеть  высокогорный красавец Искандер-Куль, ове-янный легендами рядовому инженеру эскадрильи, если бы не растяпа летчик чуть не угробивший вертолет и людей на его берегах.     

http://s44.radikal.ru/i104/1106/e1/3f305238ec0e.jpg            http://s006.radikal.ru/i215/1106/9c/4af2d7131bda.jpg

http://s012.radikal.ru/i320/1106/64/67933ab5f116.jpg            http://s03.radikal.ru/i176/1106/f3/be2d3b34c90d.jpg

http://s40.radikal.ru/i087/1106/7d/dbe6e788c218.jpg            http://s57.radikal.ru/i156/1106/ec/33ce0ae19e9e.jpg

http://s013.radikal.ru/i324/1106/e7/0c15e9d02d89.jpg          http://i080.radikal.ru/1106/17/dcc335bea6b4.jpg

http://s004.radikal.ru/i206/1106/5b/ea74e3a20c91.jpg


Как это иногда бывает у нас сложился замечательный коллектив. Думаю немалая заслуга в этом нашего командира – Дымова Анатолия Алексеевича. Его требовательность ненавязчива, если ты все делаешь так как надо, он о тебе вообще не вспоминает, если валяешь дурака разговаривает круто, но без крика. Поначалу, он меня как-то контролировал, но потом видимо убедился, что с техникой и «технарями» я на «Вы», и все вопросы я стал решать сам, а такое доверие ко многому обязывает. Во-первых несение внутренней службы - все наряды в основном на технарях, летчики или летают или готовятся к полетам, во-вторых взаимоотношения с ротой аэродромно-технического обеспечения и ее командиром. Это  охрана аэродрома и склада ГСМ,  поставки запасных частей, топлива и  боеприпасов, питание и обмундирование личного состава и денежное довольствие. Поначалу взаимоотношения складывались трудно, но при первой же крупной поставке топлива, когда пришлось сажать старшими машин офицеров технического состава, обстановка изменилась, комбат понял, что работать помогая друг другу легче и до самой замены работали при полном взаимопонимании. Во-вторых взаимодействие с командованием пограничного вертолетного полка, базирующегося на аэродроме в Душанбе. С заместителем командира полка по ИАС, старшим инженером полка и начальником ТЭЧ сразу же пришлось налаживать тесный контакт. В основном прошу у них в долг запчасти,  ГСМ и оборудование. Нужно отметить, что ни разу ни в чем не было отказа, поэтому сразу же после получения запчастей рассчитываюсь с «кредиторами».
           В начале августа командир попросил меня слетать в Шартуз решить кое-какие вопросы взаимодействия с командованием узбекского миротворческого батальона. Вылетаем рано утром. Командира узбеков нет на месте, замполит предлагает отвезти нас к священному источнику, мы с радостью соглашаемся. До источника от посадочной площадки километров 10, замполит высадил нас и пообещал приехать за нами, когда появится командир. Осматриваемся. На ровной местности небольшая ложбина, в ней речушка шириной метров 20. Через речушку перекинут симпатичный мостик. Заходим на него, проходим до середины речки и замираем зачарованные. Вода в речушке абсолютно прозрачная, в воде колышутся на небольшом течении водные растения, а среди них стоят стаи крупных форелей. Кое - где среди водной растительности мелькают не-большие змейки. По берегам много различных построек, предназначенных в основном для ночевок больших семей.  Это что - то типа общежития, состоящего из комнат без передней стены и дверей и с огромной кроватью посредине, больше похожей на нары. Рядом очаг и круглый котел в каких обычно готовят плов. На этих кроватях Таджики - паломники спят всей семьей. К нам подходит местный имам, расспрашивает кто мы и зачем приехали, объясняет как нужно себя вести в этом месте. Рыбу ловить нельзя, пить, курить и ругаться матом тоже. Можно купаться и пить воду, уверяет, что она излечивает от всех болезней. Проходим по берегу вверх по течению реки. Метров через 200 от мостика в зарослях ракит, ветки которых свисают до самой воды из-под гранитной скалы бьют  44 ключа. Вода выходит с такой силой, что бурлит водоворотами. Вокруг сделаны деревянные мостки на которых расположился народ. Люди поливают детей водой, купаются, пьют воду прямо из-под ног. Некоторые выглядят просто страшно, покрыты гноящимися ранами и шелушащейся кожей. Имам объясняет, что бояться заражения не надо, здесь люди только излечиваются. На источнике мы провели несколько часов, пили воду купались. Вода необыкновенно вкусная, очень холодная, но купаться в ней очень приятно. В целебности этой воды я убедился, когда через неделю после посещения источника у меня пропали 2 бородавки на руках с которыми я безуспешно боролся несколько лет. Обратно домой летим над кишлаками сильно пострадавшими от войны. Сверху хорошо видно к каким группировкам принадлежали хозяева домов. Дома победителей целы и невредимы, дома побежденных стоят обгорелые, разграбленные и без крыш. Сверху хорошо видны дороги, ведущие от кишлаков в горы, дороги небольшие, одноколейные, но с асфальтовым покрытием. Оказывается эти дороги проложены к кошарам, расположенным в горах. Вот такое равноправие среди республик было в СССР, в Таджикистане к каждой кошаре проложена асфальтовая дорога, а в России не к каждому селу имеется нормальная грунтовая.
                 Утром я обычно бужу особенно заспавшихся борттехников и технарей, участвующих в подготовке к вылетам. Делается это так: Наливаю воды в пластиковую бутылку, в пробке проколоты отверстия, подхожу к кровати и ласково говорю «Петя! Просыпайся дорогой, пора на вылет». В ответ обычно слышится нечленораздельное мычание или что-то типа «Иваныч, ну дай поспать хоть немного». Ударяю ногой  снизу по сетке кровати, если и это не помогает, то холодный душ поднимает любого. Садимся на ГАЗ-66 и едем на аэродром, это примерно 2 км. Иногда я выхожу немного позже и иду по дороге пешком. Дорога асфальтовая, узкая на ней с трудом разъезжаются 2 автомобиля. Справа рисовое поле, слева заросли ежевики. Ежевика крупная, черная успеваю полакомиться пока дохожу до аэродрома. Однажды меня напугала какая-то возня и пыхтение в кустах ежевики, я даже схватился за пистолет и спрятался за дерево. Через некоторое время из куста вывалился дикобраз, смешной такой весь утыканный черно-белыми иголками.  С десяти метров я не промазал, а дикобраза вечером съели в компании командира и замов, из иголок получились отличные поплавки для рыбалки. Часто на дороге нахожу небольших раздавленных колесами автомобилей змей, они быстро высыхают и из них получаются красивые и оригинальные закладки для книг.       
          Вокруг аэродрома протекает арык – в нем полно всякой живности, есть некрупная рыба и водяные змеи. Борттехники наловчились ловить этих змей, снимают с них шкуры и плетут из них очень красивые ремешки, а один из лет-чиков умудрился отловить полуторакилограммового сазана. Из того же арыка мы берем воду для стирки обмундирования и для душа, который сделали возле здания групп обслуживания.
        Однажды ночью проверяя службу ДСЧ открываю журнал приема передачи дежурств и вижу множество маленьких жучков между страницами, ДСЧ беспощадно давит их линейкой - оказывается это маленькие  недавно родившиеся скорпионы, приглядевшись убеждаюсь, что это так, у каждого малыша имеются все необходимые атрибуты и клешни и хвост с иголкой. Такие они еще не опасны, но где-то рядом находится их  мама с которой лучше не встречаться, а к следующему маю те из малышей, которые доживут тоже  могут доставить массу неприятностей.
          Рядом с аэродромом находится склад ГСМ и караульное помещение. Три-четыре раза в неделю ночью я проверяю караулы и несение службы ДСП. Пришлось повоевать с комбатом, чтобы навести порядок в охране склада ГСМ. Склад огорожен двумя рядами колючей проволоки по периметру. На углах установлены столбы с фонарями, освещающими всю территорию склада. Караульный дежурной смены – один, он прохаживался по периметру между рядами колючей проволоки. Меня поразила его беззащитность, он весь на виду,  в то время как любой потенциальный вредитель полностью в темноте и неуязвим. Потребовал от комбата изменить систему охраны, пришлось долго убеждать и доказывать, но при поддержке командира удалось все полностью изменить. В противоположных углах установили две трехметровые вышки которые сварили из труб, которых полно на складе, конструкцию обшили листами аэродромной полосы, оставили в ней амбразуры для стрельбы во все стороны. Обзор с вышки получился отличный, а боец надежно защищен от пуль и не заметен снизу. Кроме этого также по периметру отрыли 8 окопов почти в полный рост человека. Теперь караульный находится на вышке или в окопе и его не видно со стороны.
          Такие же изменения пришлось сделать и в службе ДСЧ. Стоянка вертолетов также освещается прожекторами и если ДСЧ и ДСП находятся на стоянке они  видны как на ладони. Если же они находятся в  установленном для них кунге от автомобиля, то им не видна вся стоянка, да и сами они не находятся в безопасности. Для ДСП на стоянке отрыли траншею и несколько окопов из ко-торых удобно незаметно наблюдать за стоянкой.
            Возле домика групп обслуживания живет черепаха, ее прозвали «Торпедой», технари подкармливают ее и она уже никого не боится, а на бетонных плитах, которые свалены  в углу стоянки часто видим огромную кобру. Она по утрам греется на плитах. В  этот район мы не ходим, никто не хочет познакомиться с коброй поближе.
                    По наследству от предыдущих смен нам досталась великолепная баня. Отапливается керосиновой горелкой, есть парилка и небольшой бассейн. В сорокаградусную жару после парилки чувствуешь себя великолепно, как - будто стало прохладнее.
           Основной задачей эскадрильи являлась перевозка руководящего состава КМС и 201 МСД, осуществлявшего переговорный процесс между различными группировками. Попутно решалась куча других не менее важных  задач. Это перевозка раненых и беженцев из района боевых действий при проведении войсковых операций,  доставка почты в наши воинские части, расположенные по всей огромной территории Таджикистана, особенно в горные районы, куда другим транспортом вообще добраться невозможно, связь с миротворческим батальоном  Узбекистана, расположенном в Шартузе,  доставка небольших партий с гуманитарными грузами в горные районы и сопровождение наземных транспортных колонн с гуманитарными грузами. Мелкие единичные пулевые пробоины на обшивке вертолетов появляются часто особенно после полетов в горные районы, к ним все привыкли. На эти случаи заготовлены различной формы заплатки, которые сразу после обнаружения накладываем на пробоины с помощью герметика и заклепок «Гудрича»,  но бывало доставалось и покрепче. Так 14 июня при ночной перестрелке  охраны аэродрома с неизвестной группой, из автоматического оружия калибра 7,62 было повреждено лобовое бронестекло кабины летчика - оператора вертолета Ми-24. Бронестекло удар выдержало, но первый слой получил множество мелких трещин, затрудняющих обзор, стекло пришлось заменить.
           8 сентября получили боевые повреждения два вертолета МИ-8. Экипажи выполняли задачу по перевозке оперативной группы КМС на аэродромы Ванч и Верхний Ванч. При возвращении на базовый аэродром после пролета Тавиль-дары северо-западнее кишлака Саведкух вертолеты были обстреляны из автоматического оружия и предположительно гранатомета, так как наблюдались облачка разрывов черного цвета. На возвышенности откуда велся огонь находился внедорожник «Тойота». Вертолеты получили множественные пробоины обшивки фюзеляжа и оборудования, жизненно важные органы вертолетов задеты не были. Экипажи и пассажиры не пострадали и благополучно долетели до базового аэродрома Гиссар. С вертолетами пришлось повозиться, несколько дней мы клепали обшивку и топлиные баки, заменили раму подвески съемного АВ, хвостовую опору, рулевой винт, приемник воздушного давления, контей-нер САРПП-12 и два оконных стекла. После замен произвели периодические осмотры.
           В сентябре на аэродроме произошло несколько неприятных случаев у соседей в  эскадрилье МО Таджикистана. Стоянка их вертолетов расположена в непосредственной близости от нашей стоянки. Приведено в действие взрывное устройство на вертолете Ми-24, при взрыве вертолет получил значительные повреждения, в правой части  фюзеляжа дыра диаметром более метра и выведена из строя установка воздушного запуска.  Ремонт производился на базе ремонтного завода, расположенного здесь же на аэродроме, при ремонте пришлось менять и усиливать 3 лонжерона, множество стрингеров и обшивку, без ремонтной базы такой ремонт был бы не по силам. Через пару недель после этого случая наш ДСЧ, спугнул троих неизвестных и обнаружил взрывное устройство еще на одном Ми-24 МО РТ. Я сразу же доложил об этом оперативному дежурному КМС, а они вызвали бригаду саперов МО РТ. Пока приехала группа разминирования я успел осмотреть взрывное устройство. Это была обыкновенная доска с прикрепленными к ней ручными часами и проводами, а с низу к фюзеляжу все это было приклеено видимо на куске пластида (похож на кусок хозяйственного мыла). В общем этот вертолет удалось спасти.

       Доброй традицией стало отмечать всей эскадрильей дни рождения. Техсостав из ящиков от боеприпасов сколотил столы в зарослях местной раститель-ности вблизи жилого помещения. Растительность частично выкосили, частично срубили, но большую часть в процессе праздников просто вытоптали. Организацией занимаются замполит с начальником штаба. Обязательным атрибутом является шашлык из свинины. Свинью привозят экипажи откуда-то из горных районов Калай - Хума, Тавиль - Дары или Хорога. Для живности у нас имеется загон, огороженный маскировочной сеткой, в нем кроме поросенка обычно находится десяток кур, иногда баран, а однажды целую неделю жил настоящий медвежонок. Его тоже выменяли где-то в горах наши пилоты. Медвежонок сидит на цепи, чтобы прогуляться и сфотографироваться с ним выстраивается очередь. У него огромные когти и отличная реакция, стоит только зазеваться и штаны разодраны, а на ногах большие раны. Несколько человек серьезно пострадали. Ест он все, что едят вертолетчики, особенно любит сгущенку, банку вылизывает так, что она сияет, причем ни разу не порезался об острые края. Медведя мы собирались отвезти домой в Курск, но он приглянулся местному предпринимателю, которому принадлежал магазинчик на территории части и пришлось продать его за два ящика водки, которые выпиты на очередном дне рождения.
           Специалистом по забивке свиней для праздников был капитан Юрий Таранов – начальник ТЭЧ звена вертолетов МИ-24. Он мастерски разделывал поросенка, нарезал мясо на куски и мариновал его в огромной алюминиевой кастрюле. Потом каждый сам жарил себе шашлык на огромном мангале, изготовленном нашими технарями.  Однажды, когда капитан Таранов был  в отпуске этой работой пришлось заниматься мне. Небольшой опыт по этой части у меня имелся, служа в Монголии мы часто покупали свиней у местного населения, только не резали их, а отстреливали из пистолета. Поэтому в успехе данного мероприятия я не сомневался. Свинья была большая, килограммов на 200. Лучше всего  стрелять ей в голову за ухом, я так и сделал. Каково же было мое удивление, когда свинья не только не упала после выстрела, а только немного вздрогнула. После второго выстрела она начала визжать и метаться по загону, но умирать и не думала. После третьего выстрела она наконец упала и затихла. Когда же мы открыли дверь загона она вдруг  вскочила и помчалась прямо на нас. Все бросились в рассыпную, а свинья пробежала метров 100 и упала в кустах. На всякий случай пришлось стрелять еще раз. Мероприятие проводилось в 5 часов утра, чтобы не привлекать внимание, получилось с точностью наоборот собралась толпа, меня не обсмеивали только самые преданные и самые лени-вые, а потом постоянно издевались, вспоминая как я  забивал свинью. Оказалось, что стрелять нужно сзади под кость за ухом, а я стрелял спереди и попадал прямо в кость, поэтому результата и не удалось достичь сразу.
        При штабе КМС в Душанбе имеется отдел авиации. До августа они меня не беспокоили, так разве  что иногда просили дать данные по состоянию авиатехники. Но вот в штабе КМС произошла замена и началось. Звонки с требованием срочно дать какие – нибудь данные сыплются в самый неподходящий момент - во время постановки задач, когда я осматриваю технику при ее подготовке к вылету, и даже когда сплю в самую жару. Зачастую требуют данные которые я подавал буквально несколько часов назад, это раздражает своей бес-толковщиной, несогласованностью действий людей, работающих рядом и делающих одно дело. Пару недель находился в немилости у инженеров КМС пока командующий КМС генерал-майор  Кашицин не установил единые сроки подачи сведений для КМС. После этого опять все наладилось.
      Вместо обещанных шести месяцев пришлось прослужить в Таджикистане все семь, последний месяц был самым трудным. Все уже настроились на замену. К тому же ноябрь – ночи стали прохладными, и вот наконец то 12 ноября- ЗАМЕНА! Дождались. Заменила нас эскадрилья Тульского вертолетного полка. Под занавес Таджики «отблагодарили» нас устроив с помощью таможни настоящий обыск при посадке в самолет, таможня перетряхивала все сумки, коробки, ящики. Нужно сказать, что и покупать там особенно нечего, но оказалось, что мы  подрывали экономику Таджикистана. Контробандными товарами оказались, - рога баранов, сувенирные ножи, декоративная посуда, пытались даже забирать ювелирные изделия, которые мы накупили в качестве подарков своим женам и детям. За 2 часа Таможню прошли человек 20. Кроме того в самолете оказалось человек 30 посторонних, они были пропущены без досмотра. Вызванный из КМС представитель отказался нам помочь, и тогда мы устроили забастовку. Отказались от посадки в самолет, расселись возле него на бетонке и стали требовать вызова командующего КМС и представителей прессы. Мероприятие помогло, таможенники перестали издеваться  и за пол часа оставшиеся более сотни человек сели в самолет.
       За эти семь месяцев было наверное немало и неприятных моментов, но все плохое забывается, а хорошее остается  мы прощаемся с красивой страной – Таджикистаном, вряд ли когда еще придется там побывать. Через несколько ча-сов полета мы были в Курске.

Отредактировано Сергей Гатилов (2011-06-04 16:20:26)

+4

38

Уважаемый Сергей Иванович ГАТИЛОВ!
Огромное Вам спасибо за столь подробные и живые воспоминания!
Редакция газеты 201-й мсд "Солдат России" всегда дружила с Вашей эскадрильей, и мы часто "пользовались ее услугами" для посещения подразделений дивизии. Прстите, но Ваши воспоминания я разместил без Вашего разрешения на сайте газеты "Солдат России":
Интернет-газета "Солдат России"http://soldatrossii.jimdo.com/моя-дивизия-моя-судьба/

Надеюсь, что Ваши воспоминания послужат примером для других военнослужащих для составления архива воспоминаний о службе в Таджикистане.
Если Вы не согласитесь с публикацией Ваших воспоминаний на нашем сайте и сообщите в адрес редакции:
201msd@gmail.com
- я их немедленно удалю.

С надеждой на понимание, на дальнейшее сотрудничество и с уважением к Вам и ко всм летчикам, Николай Шрамко.

Отредактировано "Солдат России" (2011-07-07 23:04:29)

0

39

Как то мягко и литературно всё про Таджик написано,с оптимизмом....Я полгода зимних там же был с 1995 на 1996,условия для жизни хреновые и кормёжка тоже...желтуха и проверки московские(на плодо-овощную базу).Техника хлам с просроченным ресурсом,в стране нищета и разруха...Керос продавали,оленей в тигровой балке с пулемёта валили,так и жили худо-бедно...Два оклада,что платили не стоили посаженной печени и разлуки с семьёй....Долг и романтика может и есть,но я не был оптимистом....

Отредактировано alik (2011-08-07 21:15:23)

0

40

Уважаемый alik, все о чем написали Вы, было конечно же  и у нас, может быть немного в меньшей мере, т.к. на момент моего прибывания там командировочных еще хватало и на водку и на шашлык. А самое главное я думаю все зависит от того, как организована служба  и быт, у нас с этим все было в порядке. Но в общем-то кто хотел сажать печень, тот сажал, к тому же я и сейчас оптимист.

+1

41

Сергей Иванович!!!Наша семья жила в Таджикистане,в Душанбе,а отец мой служил в 41 ОВЭ,в ПДС,Машков Сергей Сергеевич,старший-прапорщик,высокий такой,под 2 метра.Может вспомните???потом и с Тулой он был,вплоть до мая 96,когда его перевели в Вязьму.

0

42

Старшего прапорщика Мошкова немного помню,к сожалению по долгу службы мы сним общались не часто.

0

43

Сергей Иваныч ! Вашу эскадрилью меняла не Тула ,а Кострома... Знаю потому ,что  я приехал по одиночной замене в сентябре и остался после вас с Костромскими. Жил с Рязанцами (одно звено рязанское было)

0

44

Всем, кто прошёл через эпопею Таджикистана...
Поправка в Федеральный Закон "О Ветеранах"
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 07.11.2011 N 307-ФЗ "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О ВЕТЕРАНАХ" (принят ГД ФС РФ 18.10.2011)
Участников событий в Таджикистане прировняли к участникам боевых действий.

0

45

Немного подправлю: Каганский ( 396 огвп выведенный из Венгрии в 1990 году, в 1991 году уже приватизированный в МО РУз) привёз туда 15 бригаду Спецназа ГРУ ( выведенных из Германии в Чирчик).

Хотел бы поправить уважаемого участника форума! 15 бригада ГРУ никогда не находилась в Германии, она была сформирована в 1962 году и дислоцировалась в г.Чирчике.  Другое дело что после вывода из Германии 3 гв.бригады СпН- некоторые офицеры были переведены в 15 бригаду. В 1994 году 15 бригада была передана в состав ВС Узбекистана и расформирована.

0

46

Сергею Гатилову.  Написали действительно тепло (понятно что многое не стали уточнять)..Прочитал,и как оглянулся почти на 20 лет назад,когда был лейтенантом (Вы меня думаю не помните-я был не,, ефремовский,,,а оставался от ,,тульских,,хотя может по отцу помните (сын Письменного Вячеслава Михайловича) летам на 08 и 02 бортах в то время правым летчиком..Да и мишку водил на цепи ,пока в зоопарк его не обменяли.Веселые были времена.

0

47

Виталию Письменному. Я тебя помню, если хочешь встретить боевых друзей и свою молодость зайди на мою страничку в одноклассниках и на сайт ветеранов Б/Д в Таджикистане Фонд "Единство".

0

48

Сергею Гатилову. Спасибо.Своей странички в сетях нет.Смотрел с ,,дружеской,, :)

0

49

Виталию Письменному. Без регистрации и пока не станешь со мной "дружить" в одноклассниках, не увидишь фото. Там целый альбом по Таджикистану в том числе и с медведями. Посмотри также альбом у Димы Мухина.

0

50

kaban написал(а):

привёз туда 15 бригаду Спецназа ГРУ ( выведенных из Германии в Чирчик).

Прошу пардону, но 15 бригада всегда была Чирчикской и никогда не дислоцировалась в Германии.
Германскую бригаду вывели из ГДР в волжские степи.

Отредактировано Лютый (2012-10-24 14:18:05)

0

51

Всем, кому интересно , как участников б/д в Таджикистане "кинули" с принятием Федерального закона № 307 ФЗ, приглашаю посетить сайт ветеранов Таджикистана Фонд "Единство"    info@fondedinstvo.ru
fond-edinstvo@mail.ru

0

52

Лютому- это не я писал что 15 бригада стояла в Германии. Наоборот- я поправлял  участника форума. А чирчикскую бригаду- я хорошо знаю. И про 3-ю  гвардейскую бригаду СпН которая стояла в Нойтимене тоже знаю.

0

53

У меня братишка (л-нт Юрий Андреев) разбился в Таджикистане 18 октября 1994 года. Служил в 23 отдельном пограничном авиаполку Душанбе. Летал на Ми-24, но погиб говорят на Ми-8... вообщем мало что об этом знаю. Никто не слышал?

0

54

Vulpes. Зайди на сайт ветеранов БД в Таджикистане: http://www.fondedinstvo.ru/index.php. Там наверняка найдутся люди, которые знали Твоего брата. Я в это время служил в 41-й вертолетной эскадрилье. Этот случай помню. Оказывали помощь семьям погибших, но к сожалению членов экипажа не знаю, и как они погибли уже стерлось из памяти. С уважением С. Гатилов

0

55

Доброго времени суток всем форумчанам! Хочу спросить, может кто есть на форуме из Чирчикских вертолетчиков (23522), участвовавших в БД (в Таджикистане) февраль 1993 г.
Рамитская и Гармская операции?

0

56

neco.     В "Одноклассниках" найди Александра Косарева- это мой Комэска. Он был там в это время.

0

57

GranD написал(а):

....В феврале 93-го, когда 201-я, под командованием Ашурова, уже "спала за забором" в центре Душанбе, создавалась эскадрилия поддержки как-бы в её составе. Начиналось с двух звеньев Ми24/Ми-8 от Тульского полка Г.Солкина, к маю нас заменила уже полноценная ВЭ.

Уважаемый, GranD!
Совсем недавно зашел на эту ветку форума и каснулся также знакомой мне этой темы. Немного поправлю Вас. В мае 93го 2 звена тульских ребят меняли мы - 2 звена Ми-8/Ми-24 из Калуги (старший Муравьев, 336 ОБВП пос.Воротынск), полноценная ВЭ была  после. Мы также, как и вы, базировались в центре Душанбе в расположении разведчиков за тройным  забором. Там еще была замечательная "Ашуровская" баня. Помню, как Вашими ребятами был организован теплый прием нас, своей замены. Некоторые из тульчан купили огромные холодильники местного производства и решали задачу как их погрузить в Ил-76. Наши с Вашими перезнакомились, оставили контакты. А я вот потерял контакт летчика-оператора из Тулы, с которым сдружился тогда. Звали его Алексеем. Молоденький такой был...(впрочем, я и сам был тогда таким).

Отредактировано S-46 (2013-08-19 17:46:18)

0

58

S-46 написал(а):

Немного поправлю Вас. В мае 93го 2 звена тульских ребят меняли мы - 2 звена Ми-8/Ми-24 из Калуги (старший Муравьев, 336 ОБВП пос.Воротынск), полноценная ВЭ была  после.

Ну да. Эскадрилия Костикова из Вязьмы пришла позже и базировалась уже не в Душанбе.

0

59

Сергей Гатилов написал(а):

neco.     В "Одноклассниках" найди Александра Косарева- это мой Комэска. Он был там в это время.

Сергей, добрый день, по роду деятельности не имею права региться в соц.сетях. По этому думал кто на форуме откликнется, если не затруднит пишите в личку. А еще я хотел спросить у всех форумчан, где можно найти КБП ААВ-86, может у кого есть такой раритет?

0

60

Vulpes
Скажите пожалуйста,у Вас фото брата сохранились ?

0